Evgeny_zelikov (evgeny_zelikov) wrote,
Evgeny_zelikov
evgeny_zelikov

Category:

По страницам Storia Militare II - Корфу 1923

Представляю следующий материал из журнала Storia Militare. На этот раз за май 1994 года. Статья рассказывает о событиях на острове Корфу в августе-сентяре 1923 года. Честно говоря, я думал, что эта статья даёт подробное описание участия ВМС Италии в этих событиях, поэтому и взял её, но оказалось, что нет. Она описывает сами события, в том числе политику и само собой, участие армии и флота. Прилагаю сканы журнальных страниц с фотографиями и схемой. Как и в предыдущем материале я постарался максимально придерживаться оригинального текста. Приводимые факты я не перепроверял и материал не редактировал.


КОРФУ 1923

Массимилиано Бурри

Итальянская оккупация греческого острова в ответ на убийство

нашей военной миссии на греко-албанской границе

Утром 28 августа 1923 года в военное министерство пришла телеграмма из Ланины, Греция, в которой говорилось: «Сегодня утром в 9.00 во время рекогносцировки границы, автомобиль итальянской делегации, атакованн неизвестными лицами на греческой территории на дороге в Санти Кваранта, Генерал Теллини, майор Корси, лейтенант Боначчини, механик Фарнети, переводчик с албанского, все застрелены. Единственный выживший из делегации старшина Рицци.» Так начался первый крупный международный кризис, с которым пришлось столкнуться новорожденному правительству Муссолини. Миссия Теллини находилась в греко-албанском регионе в соответствии с международным соглашением, предложенным Лигой Наций и направленным на правильное определение границы между двумя странами. Задача, в частности, генерала Теллини и его людей заключалась в установлении границы в районе Санти Кваранта.



Это последовательность интриг. Рано утром 27 августа небольшая колонна автомобилей выезжает из Ланины; в первой машине албанская делегация, а вторая машина едет через пятнадцать минут с представителями Греции на борту. Замыкала колонну, на некотором расстоянии, машина имевшая на борту: генерала Энрико Теллини, майора Корти (врач), лейтенанта Марио Боначчини, переводчика Танасси Гецири из Лесковика и водителя Фарнети. По дороге греческий автомобиль остановился из-за неисправности двигателя, и к нему подъехала машина генерала Теллини, который предложил помощь полковнику Ботзарису, главе греческой делегации, но тот отказался от неё.

Таким образом итальянцы возобновляют движение; дорога в Санти-Куаранта неровна и трудна, машина брасает свой человеческий груз с боку на бок, пыль проникает отовсюду, на обочине дороги то и дело встречаешь пастуха со стадом. Внезапно это очень примитивное шоссе проскальзывает в густой лес средиземноморской растительности, а за крутым поворотом бревно преграждает дорогу находящимся в машине... Из густой растительности начинается яростная стрельба, когда Фарнети инстинктивно нажимает на педаль тормоза. Первым падает водитель, за ним Кравери, Боначчини и Корти. Генералу удается выйти из машины и сделать несколько шагов, прежде чем его в свою очередь настигнут пули: он будет найден на обочине дороги, рядом с густой растительностью, которая в те ужасные моменты олицетворяла и спасение, и смерть. Затем уничтожение тел: не удовольствовавшись засадой, прежде чем сбежать, нападавшие избивают трупы прикладами своих винтовок, уродуя лица со звериной жестокостью.

Через несколько минут на место массового убийства подъезжает машина греческой делегации. Как ни странно, машина смогла снова тронуться с места. Ботзарис надолго останавливается перед жуткой сценой засады, прежде чем вернуться в Янину.

Албанские члены делегации, как только они узнали об этом факте, попросили греческих военных сопровождать их на месте, вместе с единственным выжившим в итальянской делегации старшиной Рицци. Желание отказать было очевидено, но загнанный в угол высокопоставленный греческий чиновник вынужден уступить. После непродолжительной проверки ничего не было найдено: следы засады были тщательно удалены. На земле не осталось даже стреляных гильз, все было тщательно очищено. Кроме того, у жертв не были украдены ценности.

Как только ему стало известно об этом, Муссолини, премьер-министр с 31 октября 1922 года, созывает заседание в присутствии высших военных властей. Встреча начинается в 12:45 28 августа 1923 года. В конце обсуждения, по согласованию с военными, Муссолини принимает решение об оккупации греческого острова Корфу в качестве санкции за массовое убийство итальянских военных и в качестве залога любых возмещений, которые будут потребованы у правительства Греции.

Итальянская военная машина приводится в движение: для акции решено задействовать большое количество солдат, около восьмисот человек из 47-го и 48-го пехотных полков, при поддержке нескольких батарей вьючной артиллерии. Впоследствии на смену «войскам занявшим плацдарм» должны были прийти десятитысячные специальные силы. Королевский флот поддержал бы миссию, подготовив эскадру, состоящую из линкоров и крейсеров сопровождающих более крупные единицы, при поддержке дирижабля и эскадрильи гидросамолетов. Во второй половине дня 28 августа генерал Эмилио Монтанари из армейского корпуса Бари дает приказ подняться на борт солдатам 47-го и 48-го пехотных полков. Кроме того, главному командованию карабинеров поручено организовать взвод из пятидесяти человек, для задач обеспечения общественного порядка, и доставить его в Таранто для погрузки на борт кораблей вместе с остальными войсками. Около 19.00 того же дня военное министерство было проинформировано, что оккупация острова отложена.

Когда первый момент ярости прошёл, Муссолини решает требовать удовлетворения за случившееся. Через Министерство иностранных дел он формулирует ряд требований к правительству Греции, в том числе о создании международной комиссии по расследованию, чтобы пролить свет на инцидент; осуждение всех виновных к смертной казни; торжественные воинские почести жертвам в присутствии всех членов греческого правительства; почести (итальянскому) флагу, поднятому итальянской военно-морской дивизией со стороны греческого флота в порту Пирей; выделения пятьдесят миллионов лир родственникам погибших. Это очень жесткие условия, на которые Греция может отреагировать только отрицательно, поскольку она пытается заменить турецкую «Великолепную Порту» в лидерстве в бассейне восточного средиземноморья. В 22.30 в 30 августа из Рима исходит приказ захвате острова. Военные корабли под командованием вице-адмирала Эмилио Солари отдают швартовы в порту Таранто, имея пехоту на палубах линкоров «Конте ди Кавур» и «Джулио Чезаре». Тем временем в Неаполе формируется специальная дивизия. Также крепость Палермо поднята по тревоге, готовая сформировать специальную резервную дивизию на случай развития событий.

Утром 31 числа десять тысяч человек специальной дивизии находятся в готовности на борту пароходов «Дюка д'Аоста» и «Читта ди Мессина»; 31 августа в 15:30 итальянские военно-морские силы блокируют два пролива на подходе к рейду Корфу. По приказу адмирала Солари баркас с скаута «Премуда» отправляется в порт, с командиром Фоскини на борту, для предъявления требования о капитуляции местным властям Греции. Фоскини рассказывал: «Префекту, который не знал итальянского языка, я перевел письмо и воззвание адмирала Солари. Греческий чиновник, который показался мне человеком практичным, ответил, что из-за состояния местного гарнизона и даже в большей степени из-за временного характера нашего вторжения (как я сам ранее сказал ему) он не сопротивлялся бы нашей высадке [греческий гарнизон состоял из пехотной роты и 150 курсантов местной полицейской школы, ред.]. После этого я попросил его дать мне возможность поговорить с командиром местного гарнизона. Через полчаса в моем присутствии появился майор пехоты некий Крикоголос и отказался сдаться без сопротивления. Я указал майору, что если в течение двух часов на флагштоке крепости не будет поднят белый флаг, то начнется артиллерийский обстрел военных объектов».

Было около 2 часов ночи 1 сентября, когда Солари с борта «Кавура» телеграфировал в военное министерство следующую депешу: «16:00 истекли два часа для сдачи города. После предупредительных выстрелов, белый флаг не был поднят, началась стрельба. Семьдесят шесть осколочно-фугасных гранат калибра 76 мм против новой и старой крепости. После результативной стрельбы в 16:15 на семафоре замка поднялся огромный белый флаг. Высадка продолжается».

Оккупация острова происходит без единого выстрела, к изумлению его жителей. Вечером контр-адмирал Аурелио Беллени принимает на себя губернаторство острова. К сожалению, в результате бомбардировки погибли тринадцать мирных жителей, армянских беженцев, скрывавшихся в замке, которым греческий майор, командующий гарнизоном, не передал приказ о эвакуации после итальянского ультиматума. С другой стороны, солдат отправляют подальше, как только была получена прокламация от Фоскини. 29 августа, через два дня после расправы над нашей делегацией, итальянская военно-морская дивизия под командованием адмирала Франка отплыла на Додеканезы, чтобы прибыть 31-го на остров Лерос, одновременно с оккупацией Корфу особой пехотной дивизией. Кризис заставляет армию и флот принять ряд неотложных мер, в том числе 2 сентября издаётся приказ о возвращении всех кораблей, находящихся за границей; так же и дивизия Франка возвращается в Таранто, где в конечном итоге концентрируется 150 кораблей. Поскольку нельзя было исключить конфликт с Великобританией, Реджиа Марина, очевидно, счла нецелесообразным распыление своих сил. Но давайте теперь посмотрим, что происходит на дипломатическом фронте.

Излишне подчеркивать, что вся Европа оцепенела перед подобной итальянской реакцией, которой Муссолини вылил ведро холодной воды на спящего гиганта. Внутри Лиги Наций существует определенная непримиримость по отношению к Италии, особенно из-за позиции Великобритании, в то время как Конференция послов в Париже, управляемая Францией, более открыта для итальянского правительства. Если британцы не одобряют итальянский экспансионизм в восточном Средиземноморье, то французы, помня о поддержке Италией оккупации Рурского бассейна (1), оказываются более открытыми для дипломатических переговоров.

Между тем на Корфу ситуация остается спокойной; Бойцы специальной дивизии высаживаются, в стратегических точках острова готовятся легкие оборонительные позиции, на карте изучаются возможные точки высадки любых греческих войск, но на горизонте никто не появляется.

На 10 сентября итальянский оккупационный корпус состоит из трех пехотных полков: 15-го, 39-го и 48-го; двух рот вьючных пулемётов Фиат; двух подразделений вьючной артиллерии, всего пять батарей; роты инженеров; парк связи на вьючных животных; рота телеграфистов и телефонный парк; подразделение оптики (видимо наблюдателей или телеметристов) на вьючных животных; подразделение

радиотелеграфистов; прожекторное подразделение на вьючных животных; санитарное подразделение на вьючных животных; два полевых госпиталя; команда дезинфекции; подразделение снабжения; отделение пекарей; склады оруженый, вещевой и технический; автомобильная часть; обоз; дивизионная рота карабинеров.

Всего 278 офицеров и 7963 человека унтер-офицеров и солдат; 950 четвероногих; 172 гужевых повозки; 97 велосипедов; две легковые машины; 38 грузовиков; четыре мотоцикла с коляской; две медицинских машины. Войска ведут себя дисциплинированно и правильно; молодые призывники (1902 г.р.!) оказались на высоте.

Тем временем в Париже международная дипломатия ищет выход из кризиса. После интенсивных действий наших представителей (по этому поводу генеральным секретарем МИД Контарини была проделана великолепная работа) и «демонстрационного» круиза Рйял Нейви в Средиземном море была достигнута  принципиальная договоренность. Она предусматривает официальные извинения от греческого правительства; репатриация останков погибших с воинскими почестями; компенсация в размере пятидесяти миллионов лир родственникам погибших. С другой стороны, Италия непосредственно позаботилась бы об освобождении острова.

Несомненный дипломатический успех с некоторой точки зрения вызывает недовольство Муссолини, который, вероятно, надеялся завершить оккупацию острова Корфу, подобно тому, как это сделали его предшественники в правительстве с Додеканезскими островами в результате итало-турецкой войны 1911 г. Но вспомните, что говорил великий адмирал Таон ди Ревель: «Прежд Муссолини спросил меня: как долго Италия сможет сопротивляться в морской войне против британцев? - Сорок восемь часов, - ответил я». В соответствии с договоренностями, достигнутыми в рамках конференции послов, 26 сентября итальянцы завершают погрузку пехоты «Специальной дивизии». Однако некоторые военные корабли остаются на якоре до 29 сентября, дня, когда будут преодолены все препятствия на пути выплаты Римскому правительству суммы, внесённой Грецией в Национальный банк Швейцарии. Кризис преодолён. Как предусмотрено в ноте, составленной Конференцией послов в период с 6 по 7 сентября, 19 числа итальянская эскадра, состоящая из линкоров «Кавур», «Джулио Чезаре» и шести эсминцев с Корфу, прибывает в гавань Фалеры в сопровождении английского крейсера «Кардифф» и французского крейсера «Мюльгауз». По приказу адмирала Солари корабли бросают якорь перед греческой эскадрой состоящей из шести кораблей, которые в 10 часов утра производят три пушечных залпа в знак приветствия итальянского, британского и французского флагов. Через полчаса, когда экипажи всех кораблей были построены, а флаги приспущены, в соборе Афин начинается заупокойная служба по погибшим членам итальянской делегации. По окончании религиозной службы тела погибших переносят на крейсер «Сан-Марко», корабли поднимают флаги, и итальянские, британские и французские корабли по очереди отвечают пушечными салютами на приветствие греческой эскадры, а затем покидают гавань. В Риме проходят торжественные похороны погибших, и общественное мнение полностью поддерживает работу премьер-министра. При проносе гробов с телами погибших улица Виа Национале полностью заполнена людьми. Гробы богато украшены в дань памяти погибших.

С того лета 1923 года прошло семьдесят лет. Поэтому давайте попробуем интерпретировать этот краткий международный кризис. Конечно, убийство миссии Теллини было организовано Грецией через своих секретных агентов. Греки почувствовали проалбанскую тенденцию Италии: давайте не будем забывать, что наши вооруженные силы пять лет дислоцировались на земле князя Скандерберга во время Великой войны и что не все военные добровольно приняли решение правительства Нитти в 1919 году. демобилизовать итальянский контингент. Также динамика покушения, похоже, является результатом заранее продуманного действия. Автомобиль греческой делегации, который ломается и уступает место итальянскому, бревно посреди дороги, пренебрежение к трупам, оставшиеся на своих местах ценности убитых, долгая остановка полковника Ботзариса на месте убийства, первоначальный отказ греческого полковника сопровождать албанскую делегацию на место происшествия, полное отсутствие следов стрельбы - все это обстоятельства, свидетельствующие против греков, в более общем контексте дипломатических отношений между двумя странами. С военной точки зрения реакция итальянского правительства, безусловно, была не соразмерной, но необходимо учитывать некоторые элементы: несомненно, Муссолини хотел продолжить экспансионистские действия на Балканах и в восточном Средиземноморье, как это делали предшествовавшие ему либеральные правительства. Он не мог вынести греческого отношения к Италии, считавшейся ими державой второго плана. Он также хотел сдерживать претензии новорожденного югославского государства, которое, как и Греция, не скрывало своего соперничества с Италией (вспомните известную историю с Фиуме и связанный с ней спор). Ко всему этому добавился далеко не второстепенный элемент, как гнев и желание мести высших военных кругов за так называемую «покалеченную победу», и желание продолжать играть важную роль в национальном контексте даже после окончания конфликта.

Примечание

1) После окончания конфликта Франция настаивала на установлении союзной стороной очень высокого уровня репараций, причитающихся с Германии, и выплаты золотом, а не, как предлагало правительство Германии, немецкими товарами и рабочей силой, которые должны были быть выделены для восстановления Франции. Оба запроса были мотивированы желанием помешать экономическому развитию страны, и, чтобы победить сопротивление правительства, в 1923 году французы при поддержке бельгийского контингента вторглись в Рур, чтобы напрямую контролировать его ископаемые и промышленные ресурсы и в то же время отяготить, с политической точки зрения для Германии ее состояние как побежденной страны.

Фотографии

Генерал Энрико Теллини (сидит слева) вместе с другими членами межсоюзной комиссии по определению греко-албанской границы.

Рота 14-й группы вьючной артиллерии ожидает высадки с борта «Кавура» на якоре перед Корфу 31 августа 1923 года.

Рейд Корфу, сентября 1923 года. Миноносец 53AS и скаут «Премуда» (бывший немецкий V116) маневрируют вместе с линкором типа «Конте ди Кавур». (колл. А. Растелли)

Расположение основных итальянских кораблей перед городом Корфу 31 августа 1923 г.

1 — Старый форт

2 — Маяк

3 — Казармы

4 — Командные пункты

5 — Новый форт

6 — Казармы жандармерии

Техника и вооружение 14-й группы вьючной артиллерии на борту корабля «Кавур» на якоре на Корфу.

Рейд Фалера (Афины), 19 сентября 1923 г. Салют с линкора «Конте ди Кавур» в ответ на почести, оказанные греческим флотом.

Казармы жандармерии, пораженные 76-мм снарядом «Джулио Чезаре».

Высадка знамени 16-го пехотного полка.

Рейд Фалера (Афины), в 10.00 19 сентября 1923 года. Приветствие салют эскадры итальянскому, британскому и французскому флагам. На переднем плане итальянский эсминец «Кашино»: покрытый дымом, греческий броненосный крейсер «Георгиос Авероф» и линкор типа «Килкис».







Tags: По страницам Storia Militare
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Посмотрели "Девятаев"

    Сестра пристала: «Давай съездим в кинотеатр, посмотрим?» Согласился, съездили. Что могу сказать? Фильм можно разделить на две…

  • Прикладная мониторометрия. Отечественная.

    Удумалось мне привести к единому масштабу отечественные мониторы. Получилось интересно - я не думал, что будет такая разница в размерах. Персоналии…

  • Песня итальянских партизан бля...

    "Фискья иль венто" - "ветер дует" - сейчас известна как "песня итальянских партизан". Вы поймёте, что это, с первых строк, но они-то уверены, что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments