Evgeny_zelikov (evgeny_zelikov) wrote,
Evgeny_zelikov
evgeny_zelikov

Categories:

По страницам Storia Militare V - От усиленного "Маэстрале" до "Команданти"

Дорогие друзья, представляю вам очередной перевод из Storia Militare. Речь пойдёт о эволюции итальянских эсминцев и их вооружения в межвоенный период, а так же сделана попытка объяснить почему итальянские эсминцы уступали эсминцам своих противников. Материал оказался крайне сложным для перевода — когда 4-5 предложений слиты в одно, это очень проблемно переводить. Баньяске с Чернуской наверное очень икалось пока я вымучивал этот текст. Первый раз такое попадается. От перевода второй части пока воздержусь — надо передохнуть.


ОТ «УСИЛЕННОГО МАЭСТРАЛЕ» ДО «КОМАНДАНТИ»

Последний этап эволюции эсминцев Реджиа Марина с 1934 по 1943 годы

Часть 1я

ЭРМИНИО БАНЬЯСКО  ЭНРИКО ЧЕРНУСКИ

Критика, обычно направляемая по отношению подготовки Реджиа Марина в период между двумя войнами, касаясь миноносных сил, часто сосредоточена на рассмотрении чрезмерных характеристик скорости, на недостаточной остойчивости и подчеркнутой легкости корпусов и как следствие, плохой мореходности, а также на недостаточных характеристиках их артиллерийского вооружения и на высоком расходе топлива и котельной воды, что привело к ограниченным характеристикам с точки зрения оперативной автономности.

Однако события, произошедшие между 1934 и 1940 годами, связанные с развитием проектов новых итальянских эсминцев и проблемным ходом выполнения соответствующих военно-морских программ, позволяют сегодня с достаточной точностью определить истинную эволюцию технической мысли того времени, а также реальные политические и экономические ограничения,  в которых руководство Королевского флота вынужденно было бороться, и наконец, заставили, вопреки своим взглядам, принимать заведомо неудовлетворительные решения.


Один из наиболее распространенных недостатков, на который жалуются историки в отношении послевоенных мемуаров, состоит в том, что, среди прочего, «адмиралы пишут только для адмиралов», поэтому часто принимают как должное в своих работах понятия и элементы, известные, возможно, в их среде, но полностью игнорируемые за пределами ограниченной сферы министерства, Главного штаба или других, всегда ограниченных, вооруженных сил.

Уходящие годы и утрата или рассредоточение соответствующей документации, только усугубляют это положение вещей, угрожая окончательно ввести в заблуждение исследователей следующих поколений.

Даже адмирал Доменико Каваньяри, который был начальником штаба Королевского флота с 1934 по 1940 год, не был исключением из этого правила ограниченного раскрытия информации. Уже в апреле 1940 г. пожаловавшись на отсутствие резерва лёгких кораблей для эскадр, тот же старший офицер упомянул в 1947 году в краткой и почти неизвестной статье, опубликованной в "Nuova Antologia", о «значительных пробелах в легких кораблях, уже известных до войны», кроме того добавляет несколькими страницами позже, некоторые замечания об их меньшем вооружении и меньшей дальности плавания по сравнению с британскими эсминцами.

Фактически, при запасе топлива того же порядка (около 500 тонн) дальность плавания британских эсминцев класса «Джервис» достигала 5500 миль на скорости 15 узлов (3700 на 20узл) против примерно 2400 миль при 14 узлах (2000 на 20узл) современных им «Солдати», новейшего класса эсминцев Реджиа Марина. Это в основном зависело от высокого расхода топлива силовыми установками наших кораблей, к которому часто добавлялся расход котельной воды, превышавший мощность корабельных опреснителей (1).

Поскольку двенадцать «Солдати», заложенных в 1937 году и завершенных в 1938 и 1939 годах, были не чем иным, как воспроизведением с небольшими изменениями четырех «Поэтов», которые присоединились к эскадре в 1937 году и происходящие, в свою очередь, даже с 10-процентным увеличением водоизмещения пустого корабля по сравнению с предыдущими четырьмя «Ветрами», заложенными на стапеле в 1931 году и завершенными тремя годами позже - нельзя сказать, что типичный эскадренный миноносец, с которым Реджиа Марина вступила во Вторую мировую войну, представлял собой существенную эволюцию по сравнению с первоначальным проектом этих кораблей, разработанным в 1930 году полковником инженеров флота Джулио Трукконе в сотрудничестве с Cantieri Navali Riuniti из Генуи (2).

Однако, в свою очередь, обсуждаемые чертежи были составлены в соответствии с изысканиями, проведенными Комитетом по проектам кораблей в 1929 году, чтобы избежать ставших очевидными ограничений конструкции прежних эсминцев класса «Фреччиа», исходным водоизмещением 1200 тонн (очень скоро поднятым примерно до 1600 при нормальной нагрузке), заложенных в 1926-1927 годах верфью Одеро в Сестри Поненте; ограничения, которые возникли еще до спуска головного корабля серии и которые повлекли за собой внесение значительных изменений в эти очевидно инновационные эсминцы, проект которых был разработан, чтобы достичь 38 узловой скорости и первыми в Италии, у которых, помимо прочего, была одна труба, с вытекающими отсюда преимуществами с точки зрения дальности стрельбы для их зенитных орудий. Следовательно, в конечном итоге, истинное происхождение «Солдати» и их непосредственных предшественников, предназначенных для сопровождения ядра эскадры и основных итальянских конвоев во время войны, восходит к посредственной «Фреччиа» и первоначальным спецификациям, выпущенным министерством более чем за пятнадцать лет до начала военных действий против Великобритании и Франции.

Однако военно-морские силы этих двух великих держав добились значительного прогресса в области торпедных кораблей с начала 1930-х годов.

Уже весной 1932 года французский парламент публично включил в военно-морскую программу того года новый тип 1772-тонного Torpìlleur d’Escadre, «Ле Харди», вооруженного шестью орудиями калибра 138/45 мм. За ним должны последовать еще одиннадцать других однотипных эсминцев, и они представляли собой значительный скачок в качестве по сравнению с предыдущими кораблями этого класса, все они имели нормальное водоизмещение около 1500 тонн и вооружались всего четырьмя орудиями 130/40, приближение характеристик «малых» торпедных кораблей Marine Nationale к характеристикам больших французских Contrę Torpilleurs, соответствующих нашим (итальянским) легким скаутам того времени.

Даже Ройял Нейви (которому с 1934 года было суждено заменить флот своего латинского кузена, на стадии планирования, в роли потенциального противника Реджиа Марины) заплатил за хорошие мореходные характеристики своих современных двухтрубных эсминцев, вооруженных 4-5 120/45-мм орудиями и закладываемых начиная с 1925 года. Действительно, с 1934 года Адмиралтейство начало разрабатывать, хотя и в большей степени антияпонские, современные 1870-тонные большие эсминцы класса «Трайбл», вооруженные восемью 120/45-мм орудиями.

За этими необычными лидерами флотилии, созданными в 1936 году, в следующем году последовали несколько меньшие по размеру и более сбалансированные эсминцы типов «J» и «K» водоизмещением в 1700 тонн, оснащенные, в свою очередь, тремя спаренными арт-системами такого же калибра.

Фактически, принятое с 1928 года решение о модернизации «Фреччиа» обозначило разделительную линию между двумя разными военно-морскими политиками.

Фактически, между 1917 и 1927 годами преобладал, практически непрерывно и без вариантов, тезис, авторитетно поддержанный адмиралами Таоном ди Ревелем и Альфредо Актоном, которые несколько раз чередовались в полном согласии на высших постах флота, о ядре флота, состоящем в основном из мощно вооруженных и быстрых кораблей, хотя и за счет защиты.

То есть те самые корабли, нехватка которых наиболее остро ощущалась во время Адриатической войны и которые впоследствии предполагалось использовать в западном Средиземноморье, в Тирренском море и в Сицилийском проливе в случае конфликта с Францией, на основе методов, не слишком отличающихся от методов, применявшихся во время Великой войны, помимо вклада желаемого военно-воздушного и морского компонента. Приход в 1925 году адмирала Джузеппе Сирианни в качестве нового заместителя морского министра первоначально не изменил эту линию, особенно после того, как решающая должность начальника штаба вернулась к Актону по предложению самого Таона ди Ревеля Муссолини, который всегда с уважением относился к взглядам гранд-адмирала и инстинктивно сопротивлялся, как он сам скажет перед Большим Советом в ночь на 25 июля 1943 года: «...крупным кораблям, линкорам. Даже не доходя до морской пыли (употреблено французское poussiére navale), легкие силы пришлось увеличивать, чего нам сегодня не хватает.»

Внезапный приход, немного ранее рождества 1927 года, самого молодого адмирала Эрнесто Бурцальи (параллельно в должности заместителя начальника главного штаба контр-адмирала Ромео Бернотти, уже тогда известного его исследованиями и публикациями по морской стратегии) на место Актона, чей выбор, особенно в отношении недавно спущенных на воду быстроходных крейсеров типа «Тренто», в последние несколько месяцев подвергался широкой критике - способствовал, в свою очередь, общему переосмыслению военно-морского и судостроительного выбора флота, во-первых, претензия на создание с помощью вышеупомянутой «Фреччиа» эсминца нового типа, водоизмещение которого на четверть менее от водоизмещения новых эсплораторе (скаутов) класса «Навигатори», созданные немного ранее и широко рекламировавшиеся в то время, совмещали то же самое торпедное вооружение и две трети артиллерии этих новых больших минных кораблей, которые, кроме того, должны были совмещать скорость (38 узлов) и автономность.

Новая линия флота в области лёгких кораблей - принята в 1931 году также преемником Бурцальи, адмиралом Джино Дучеи, дважды бывшим начальником штаба флота, - была сосредоточена на эсплораторе, а не на концепции эсминцев, кораблей, которые считались слишком маленькими и концептуально устаревшими. Эта тенденция подчеркивается и тем фактом, что четыре «Маэстрале» в первые годы после их ввода в строй осенью 1934 года, были включены, хотя и не официально, в число лёгких эсплоратори.

Даже с точки зрения штатного расписания, четыре «Ветра» отражали эту концептуальную тенденцию, аналогичную той, которая определялась Марин Насьональ с 1921 года, поскольку «Широкко», первый корабль, присоединившееся к эскадре, действовал, первоначально на экспериментальной основе, как часть дивизиона эсплоратори типа «Тариго», до создания в 1935 году вместе с тремя другими однотипными коралями нового 4-го дивизиона эсплоратори (Squadriglia esploratori), переименованного в 10-й дивизион эсминцев только 5 сентября 1938 г. (4)

Даже новый заместитель секретаря флота адмирал Каваньяри, сменивший Сирианни в 1933 году и чей последний пост, прежде чем он стал главой флота, состоял из председательства в «Комиссии по испытанию крейсеров и эсминцев», разделял новую политику в отношении лёгких сил флота.

Благодаря своему почти двадцатилетнему опыту работы в мирных и военных условиях, командуя миноносцами, эсминцами, эсплоратори и дивизионами торпедных кораблей, новый глава флота с 1934 года, еще до спуска на воду «Маэстрале», поддержал разработку новаторского проекта эскадренного торпедного корабля водоизмещением 2100 тонн, вооруженного шестью орудиями 120/50, в трёх спаренных установках, две впереди и одна на корме, оборудованных системой стабилизации, таким образом развивая концепцию, уже выраженную в 1932 тогдашним заместителем начальника штаба флота адмиралом Гвидо Ваннуттелли.

Этого эсминца нового типа, получившего название «Усиленный «Маэстрале» (5) и разработанного для достижения максимальной скорости в 35 узлов - таким образом, окончательно отказавшись от политики очень высоких скоростей, введенной девятью годами ранее - была построена его модель в масштабе 1: 100, которая сегодня хранится в Морском институте «Маркантонио Колонны» в Риме, которая включает в себя и последующие изменения проекта (внесённые) до 1938 года, и мы публикуем её цветную фотографию на задней обложке и примерный вид, с другими фото, на стр. 10.


«Усиленный «Маэстрале»

Изучение этого корабля, также известного как «супер «Маэстрале» никогда не построенного, подчеркивает, с одной стороны, непрерывность эволюционной линии, начатой с «Фреччиа» и продолженной её непосредственными преемниками, с которыми у него были общие гармоничные линии и характеризовавшиеся единственной трубой - решением, простым, но оказавшимся опасным на войне, собравшим вместе весь паропроизводительный аппарат в отдельных, но смежных помещениях, таким образом подвергая его воздействию торпеды или удачного выстрела, даже среднего калибра (6) - с другой стороны, представление совершенно новых аспектов, таких как наличие длинной центральной надстройки, доходящей до кормовой артиллерийской установки. Это было решение, подобное тому, которое разработал в том же году генерал корпуса инженеров флота Густаво Боццони во время разработки современного проекта четырех новых эскортных миноносцев типа «Орса», по сравнению с более ранними миноносцами типа «Спика», возникла необходимость в создании коралей, способных не прекращать свою службу даже в сложных условиях штормового моря. Фактически, такое расположение позволило, помимо создания дополнительных помещений для более удобной и рациональной компоновки, защитить перемещение личного состава от волн, которые даже в умеренных морских условиях окатывались волнами на открытой палубе. Но, прежде всего, это позволяло размещать выше торпедные аппараты, которые, находясь на верхней палубе, также часто ударялись волнами, и, наконец, вывести люки машинных отделений на крышу надстройки, прорыв которых штормовым морем не раз имел очень серьезные последствия, которые также были причиной кораблекрушений эсминцев (7).

Формы корпуса, в свою очередь, немного менее изысканные, чем предыдущие, и с уплощенными и увеличенными кормовыми обводами, полученными на основе исследований генерала Пульезе в период с 1932 по 1933 год в Опытовом бассейне корабельной архитектуры в Специи и который, впоследствии был усовершенствован за счет постройки лидера «Ташкент», построенного в Ливорно в период с 1937 по 1938 год для Советского Союза, наконец они обосновались на блестящих обводах «Римских капитанов», которым с тех пор суждено было обновляться на многих других итальянских легких кораблях.

Наконец вооружение этих новых, передовых торпедных кораблей, заслуживает отдельного обсуждения, так как оно также позволяет нам реконструировать истинную эволюцию итальянской военно-технической мысли тех лет.


Проблема артиллерии для эсминцев

С 1916 года, когда было решено заменить семь первоначально установленных 102/35 орудий, на новых эсплоратори типа «Аквила», вскоре вступивших в строй флота, тремя старыми, но гораздо более мощными  152/40 орудиями, политика, проводимая Реджиа Маина при вооружении новых торпедных кораблей, была направлена на получение большого объема огня, что считалось необходимым, учитывая всегда скромную устойчивость эсминца как артиллерийской платформы, рассчитывая на средней дистанции стрельбы получить хотя бы один полезный выстрел - разрывным снарядом, дающим с максимальной вероятностью обездвиживание вражеского эсминца или миноносца. Кроме того, гранаты того же калибра должны были нанести ощутимый ущерб надстройкам и незащищенным местам более крупных вражеских коралей, которые попали под огонь.

По опыту боя 15 мая 1917 года между «Аквила», который был обездвижен из-за попадания в котёл, и австро-венгерским эсминцем «Чепель», итальянский флот полагал, что может пойти на необходимый компромисс, разработав новую модель 120/45, совмещая её с разработанной в 1916 году спаренной установкой 102/45 для будущих эсминцев типа «Куртатоне».

Типичный энтузиазм Реджиа Марины в отношении новаторских и кажущихся экономичными технических решений привёл к тому, что в 1919 году на «Фалько», последний корабль вышеупомянутого типа «Аквила», поставили в общей сложности пять новых орудий, четыре из них, стоявшие в двух спаренных установках и расположенные соответственно в носовой и кормовой частях, были оснащены  системой управления типа «Жирарделли» ( то есть которая управляла серво-моторами установки) разработанной в 1918 году вместе с новой одноименной электромеханической станцией управления стрельбой (теоретически очень верное решение, но, возможно, слишком продвинутое по отношению к имевшимся технологиям, настолько, что от нее пришлось отказаться в том же году).

Наоборот, было сочтено целесообразным сохранить, в том числе на основе аналогичной схемы вооружения, принятой британцами на современных эсминцах типа «Адмиралтейский W», применение спаренных люльковых систем, что позволяло сконцентрировать огневую мощь двух орудий, занимающих площадь, не превышающую площадь основания одинарного орудия, и вес меньший, чем сумма двух одинарных орудий. Неизбежный недостаток, связанный с возможным выходом из строя в случае поломки или боевого повреждения двух орудий вместо одного, был признан в целом приемлемым (8).

Однако во время стрельбовых испытаний «Фалько» вскоре была обнаружена относительная более высокая точность одиночной орудийной установки по сравнению со сдвоенными, однако, это обстоятельство, вскоре было отнесено к неудовлетворительным характеристикам моторизованных систем наведения, от которых вскоре отказались по случаю окончательного утверждения проекта новых эсплораторе типа «Леоне».

Однако, учитывая, что в тот же период британцы тоже отказались от применения единой люльки, вернувшись к классической схеме из четырех отдельных орудий установленных по линейно-возвышенной схеме и сгруппированными в две пары, одна на носу, другая на корме, в следующем проекте, четырех новых малых 935-тонных экспериментальных эсминцев типа «Селла», разработанном в 1920-21 гг.,  было решено сохранить в носу одиночное орудие обр. 120/45. 1918 г., разместив на корме вторую установку, на этот раз спаренную, кроме попыток, начиная с 1924 г., расположить орудия среднего калибра точно наоборот на трофейном, бывшем немецком эсплораторе «Чезаре Россарол» (бывший B 97).

Новый, неудовлетворительный цикл испытаний, проведенных в 1922 году на борту корабля «Аквила», получившего две новые установки 120/45 вместо выше упомянутых 152-мм орудий, привел к выпуску новой спецификации для Легкой двухорудийной установки 120/45, разработанной двумя годами позже фирмой Виккерс-Терни и использовавшийся на четыре новых эсминцах класса «Сауро», улучшенных по сравнению с «Селла», начиная с 1926 года.

И на этот раз точность спаренных систем по ряду причин оказалась ниже, чем у одиночного орудия того же калибра, которое восходит к образцу 1918 года.

У спаренной системы 120/45, созданной «Одеро Терни» в 1926 году, не было дальнейшей версии, хотя она была принята на вооружение следующих восьми эсминцев типа «Турбине» - спроектированных в 1924 году и заложенных в следующем году как улучшенный вариант эсминцев типа «Сауро», вступавших в строй с 1927 года, и показавших лучшие результаты.

Убежденный в совершенстве своих орудий 120/45 (9) и обоснованности решения с двумя орудиями в одной люльке - настолько, что в 1929 году он окончательно отказался от схемы расположения орудий 1 плюс 2 на борту «Селла», выпустив для этого случая две новых спаренных установки одного калибра обр. 1926 г. - Королевский флот вскоре после этого решил разработать вооружение будущих эсплоратори  типа «Навигатори» и эсминцев типа «Фреччиа», сосредоточив внимание на радикально новой спаренной установке 120/50, разработанной как «частная инициатива» фирмой Ансальдо и вскоре утвержденной как модель 1926 года.

Впервые испытанная в 1929 году, новая пушка, которая сразу же оказалась очень тяжелой и нуждалась в существенных модификациях лафета, с повторным введением электрических серво-моторов поворота и наведения, привела к еще большему разбросу, чем у её предшественницы, что пытались исправить в 1930 году, уменьшив начальную скорость в соответствии с новой теорией и правилами стрельбы, разработанными в те же месяцы адмиралом Дучеи.

Сразу после организации, опять же в 1930 году, унификации и взаимозаменяемости всех 120-мм орудий, начиная с модели 1926 года, навязывая сотрудничество в этом фирмам Ансальдо и OTO, надежды Реджиа Марины были возложены на новую облегченную спаренную установку 120/50 OTO, принятую на вооружение в 1931 году и предназначенную для вышеупомянутых кораблей типа «Маэстрале», постройка которых должна была начаться с 1930 года.

Однако первые испытания пушки нового типа, проведенные на Балипедио Коттрау в Специи, привели к еще одной, но не окончательной модификации, осуществленной путем введения последующей модели 1933 года, которая наконец в следующем году была запущена в производство и принята на новые эсминцы.

Однако с течением времени обеспокоенность Генерального штаба в отношении систем с двумя 120 мм стволами в одной люльке, возрастала, несмотря на яростную защиту техническими органами флота этого решения, среди прочего, разделяемого за рубежом только флотом Соединённых Штатов и не особо ценившимся даже иностранными покупателями итальянских эсминцев. Действительно, если поначалу Турция, хороший клиент наших верфей во второй половине 1920-х годов, приняла для своих первых двух современных эсминцев - заказанных в 1930 году у Cantieri del Tirreno в Рива Тригозо и вдохновленных «Турбине» - техническое решение с двумя спаренными системами, носовой и кормовой, следующая запланированная пара эсминцев, заказанная в том же году у Ансальдо, сразу же представила различные и независимые решения от тех, что были приняты в Реджиа Марина. Новые корабли действительно характеризовались важным изменением основного вооружения, которое теперь состояло из четырех отдельных орудий 120/50 Ансальдо.  Это же самое решение было принято, кроме того, в том же году, вследствие явного требования заказчика, также на этих четырех кораблях с одиночной дымовой трубой, начатой с «Фреччиа» одновременно поставленных для Греции верфью Одеро Сестри Поненте и вооружёнными, этот раз, четырьмя 120/50 орудиями OTO в отдельных установках, соответствующим образом изменив конструкцию надстроек.

Даже немного более поздний и датированный 1932 годом проект OTO для нового типа современных эсминцев, воспроизводимых в Советском Союзе (проект явно вдохновлен вышеупомянутыми четырьмя греческими «Кондуриотисами», как сразу заметил Джейн, Британский морской ежегодник), не отходил от классического решения двух пар одиночных артсистем, носовой и кормовой, для главного калибра.

Однако, поскольку, технические органы флота не были удовлетворены баллистическими характеристиками орудий и, прежде всего, одиночными установками, изготовленными для зарубежных стран, Реджиа Марина с 1933 года пыталась обновить двойную люльку для орудий калибром 120 мм, введением, как упоминалось выше, стабилизации лафета против крена и килевой качки с помощью двух электродвигателей с гироскопическим управлением.

Компоновка экспериментальной стабилизированной установки, выполненная на борту «Сирокко» в 1935 году, подчеркнув, с одной стороны, теоретическую обоснованность решения, вскоре показала, с другой стороны, что задействованные веса были слишком велики, чтобы получить приемлемые результаты.

Таким образом, в начале 1936 г. оценивалась возможность создания в будущем новых 2100-тонных эсминцев, проект которых в настоящее время считался в целом более чем подходящим, пять отдельных 120/50 орудий новой модели были заказаны по этому случаю OTO. Планировалось установить два линейно-возвышенных орудия, в носу, сосредоточив остальные три орудия в корме, подобно тому, что немцы делали в это время на своих новых больших эсминцах типа «Z», а американцы - с немного меньшими типа «Мэхан».

Однако, уже упомянутые неудовлетворительные испытания новых стабилизированных установок, хроническая нехватка бюджета флота и начало эфиопской войны с последующим военно-морским противостоянием с Великобританией, поставили под угрозу разработку новых итальянских эсминцев.


(продолжение следует)                                                                                                Э. Баньяско и Э. Чернуски


«Сториа Милитаре» благодарит за любезное сотрудничество, профессора Франческо Моллика, вице-президента Института Морской Техники «Марк'Антонио Колонна» в Риме,  который позволил Джулиано Коллива сфотографировать драгоценную модель, которая послужила вдохновением для этого материала.


Примечания

1) Э. Баньяско, «Эсминцы типа «Солдати», см. в библ., стр. 25 и след., стр. 44 и след.

2) Тогда ещё майор Трукконе также спроектировал в 1908 году «Куарто», несомненно, самый удачный итальянский скаут, все еще находившийся в строю на момент спуска «Маэстрале» и только в 1939 году исключённый. Менее успешным был последующий проект двух «Биксио», который также должен был представлять собой усовершенствование предыдущего, утверждённый полковником инженеров флота Джузеппе Рота, который позже стал генералом корпуса инженеров флота и президентом Комитета по проектам кораблей (Maricominav), он разработал «Навигатори» и, в сотрудничестве с генерал-лейтенантом корпуса инженеров флота Джузеппе Вианом, 5000-тонные крейсеры класса «Ди Джуссано». Последующая передача поколений в Комитете по проектам кораблей произошла в 1932 году, когда к руководству пришли генералы корпуса инженеров флота Франческо Ротунди и Умберто Пульезе. Они сменили, как надеялся, адмирал Джино Дучеи, начальник штаба военно-морского флота, равных Филиппо Бонфильетти и Виана.

3) Джузеппе Боттаи, указ. соч. в библиографии, стр. 413. В свою очередь Дино Гранди в своей книге «25 июля сорок лет спустя» (указ. соч. в библиографии), стр. 254, работа, составленная в сотрудничестве с Ренцо де Феличе, сообщает по этому же вопросу заявление Муссолини, лишь немного отличающееся от него: «[флот] все еще могущественен, несмотря на то, что адмиралы заставили меня построить большие линкоры, которые оказались громоздкими и бесполезными, а я, наоборот, хотел сосредоточить мощь флота на легких кораблях, которых нам сегодня не хватает ».

4) Альдо Фраккароли, эсминец “Сирокко”, в «Storia Illustrata», 2/1973.

5) См. Также Э. Баньяско - М. Брешиа, «Эсминцы типа «Freccia / Folgore и другие», см. в библ., т. I, с. 75.

6) Более того, из-за одних и тех же проблем с пространством и весом, это было общее решение также и для разных классов коралей (крейсеры и эсминцы) Ройял Нейви до и во время последней мировой войны с одинаковыми рисками.

7) См. М. Брешиа, «Ураганы и эсминцы» в «Сториа Милитаре» №. 50 - ноябрь 1997 г.

8) См. Витторио Ре, «От дульнозарядной пушки до межконтинентальной ракеты» и «Вооружение эсминцев» в «Ривиста Мариттима» 3/1961 и 7-8/1963.

9) Прогресс в исследованиях, проводимых техническими органами Королевского флота с первой половины 1920-х годов на 120-мм орудиях, лег тогда в основу разработки всех последующих крупных и средних итальянских морских орудий. Во время непрерывных попыток усовершенствования орудий и систем, проводившихся в период с 1918 по 1934 годы, среди прочего, впервые было изучено использование «холодных» метательных порохов для уменьшения износа стволов и создание беспламенных зарядов. Что касается орудий с одной люлькой, было определено влияние на точность и рассеивание, взаимных помех двух снарядов, выпущенных одновременно, была предусматрена задержка - аналогично тому, что сделали в те же годы Ройял Нейви, Рейхсмарине и Японский Императорский флот, - на 15 тысячных долей секунды удар соленоида-ударника отдельных орудий установки. Также изучалось влияние стрельбы из одного ствола на другое орудие в спаренных установках; в этом отношении Королевский флот завершил свои исследования только к концу тридцатых годов, показав, что для устранения влияния одного орудия на другое необходимо было устанавливать два смежных орудия на расстоянии, равном по крайней мере 14 калибрам этих орудий; устройство было опробовано только на крейсерах класса «Дидо» и на эсминцах типов «L» и «M» и впоследствии было оставлено из-за слишком большого количества возникших механических проблем, смирившись с неизбежным последующим рассеиванием.


Фото

Стр 4 - Вверху. Группа современных эсминцев Реджиа Марина в водах Неаполя по случаю военно-морского парада в честь принца Югославии Паоло. Справа налево: «Джоберти», «Ориани» и «Берсальере» (в строю всего несколько дней).

Стр 5 - Эсминец «Франческо Криспи», типа «Селла», в первые годы службы.

«Даниэле Манин» типа «Сауро» в Венеции 30-х годов (колл. А. Фраккароли).

Легкий эсплораторе, а затем эсминец, «Николозо да Рекко» типа «навигатори» в Ла Специи примерно в середине тридцатых годов.

Стр 6 - Эсминец «Эсперо», один из восьми кораблей типа «Турбине», выходящий из Специи в 1930-е годы.

Стр 7 - Эсминец «Фреччиа» на бочке на рейде Ла Специя в конце 1931 года. Корабль, недавно поставленный верфью-строителем в состав Реджиа Марина, все еще без щитов орудийных систем 120/50.

«Фульмине» корабль второй серии (подтипа «фольгоре») типа «Фреччиа» в доке в 1939 году. Обратите внимание на особо изысканные формы корпуса.

Стр 8 - Анкона, 22 апреля 1934 года. Спуск эсминца «Сирокко» типа «Маэстрале». Обратите внимание на традиционное множество местных рыбацких лодок, чтобы схватить несколько кусков драгоценного «сала», которым смазывается стапель.

Стр 9 - «Сирокко» входит в Таранто в 1935-1936 гг. У корабля отсутствуют отличительные литеры на бортах в носу и корме; как элемент для быстрого распознавания в пределах своего собственного дивизиона, на дымовую трубу нанесли темную полосу: характерную для эсминцев, которые распознавались по количеству указанных полос.

«Маэстрале» в Специи, вероятно, 1939 г., с литерами быстрого распознавания на бортах, характерными для торпедных кораблей Реджиа марина.

Стр 10 — Усиленный «Маэстрале»

Две фотографии эскизной модели «Усиленного Маэстрале», хранящиеся в Институте Морской Техники «Марк'Антонио Колонна» в Риме (фото Дж. Коллива).

Стр 11 - Эсминец «Джосуе Кардуччи», известный как тип «поэты», строится в Ливорно в 1937 году.

Внизу. «Ориани», еще один корабль типа «поэты», вскоре после ввода в строй летом 1937 года.

Стр 12 - 120/45 спаренная система мод. Кане-Шнайдер-Армстронг с единой люлькой (архив Ансальдо).

Эсплораторе, а затем эсминец, «Аквила» на снимке начала 1920-х годов. Обратите внимание на основное вооружение из двух спаренных систем 120/45.

стр 13 - Спаренная передняя установка 120/50 модели Ансальдо 1937 года в единой люльке «Карабиньере» (типа «солдати»), сфотографированный в Ла Специя в 1939 году.

Эсплораторе «Чезаре Россарол» (бывший немецкий B 97) вооружен в носовой части спаренной 120-мм установкой без щита (колл. А. Фраккароли).

Стр 14 - Слева. Вид на казённики 120/50 орудий мод. Ансальдо 1937 г. с единой люлькой (архив Ансальдо).

Гаубица 120/15 обр. ОТО 1934 г. для стрельбы осветительными снарядами на эсминце типа «солдати».

Эсминец типа «Кондуриотис» построеный в Италии для Греции в 1930-1932 годах. Обратите внимание на поразительное сходство с «Фреччиа» и четыре одиночные 120-миллиметровые орудия, которыми были оснащены эти корабли.

Фрагмент носовой части «Коджатепе», одного из двух эсминцев, построенных для Турции в 1929-1932 годах верфью Ансальдо. Эти корабли происходили от эсминцев типа «Турбине» итальянского флота, но имели одиночные 120-миллиметровые установки вместо спаренных (архив Ансальдо).












Tags: По страницам Storia Militare
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Посмотрели "Девятаев"

    Сестра пристала: «Давай съездим в кинотеатр, посмотрим?» Согласился, съездили. Что могу сказать? Фильм можно разделить на две…

  • Прикладная мониторометрия. Отечественная.

    Удумалось мне привести к единому масштабу отечественные мониторы. Получилось интересно - я не думал, что будет такая разница в размерах. Персоналии…

  • Песня итальянских партизан бля...

    "Фискья иль венто" - "ветер дует" - сейчас известна как "песня итальянских партизан". Вы поймёте, что это, с первых строк, но они-то уверены, что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments